ТОП телеканалов

«Макбет.Кино» на «Золотой маске»






Фестиваль «Золотая маска» продолжает дарить зрителям шедевры. Одним из таких стал спектакль Юрия Бутусова «Макбет.Кино». Это его первая работа после того, как он стал художественным руководителем Театра Ленсовета.

Юрий Бутусов

Режиссер Юрий Бутусов создавал «Макбета» уже будучи худруком театра Ленсовета

Родич «Чайки»

По времени действия постановка похожа на «Чайку» — успешное детище Бутусова, получившее «Золотую маску». Тоже идет более пяти часов и разделяется тремя антрактами. Два года назад «Чайка» стала отправной точкой в карьере режиссера, который до этого никак не мог найти себя в театральном мире. И вот, в московском театре «Сатирикон» он смог найти себя, высвободить накопленную любовь к театру и раскрыть свои способности. Поэтому в том, что такой порыв был вознагражден премией, нет ничего удивительного.

Безусловно, свою энергию и страсть Бутусов вкладывал в работы и раньше, однако его постановки были более или менее традиционны и выдержаны в рамках. Однако, именно в «Чайке» все условности и сдерживающие меры были сметены, уступив дорогу нелинейному развитию сюжета, отсутствию чувства меры и каких либо запретов вообще.

Сцена из "Макбета"

Вот так они пляшут и веселятся

Проверенным путем

«Макбет.Кино» идет по проторенной, но не заезженной дороге, вобрав себя многочисленные образы и видения, которые сначала кажутся непонятными и несвязанными, и только потом собирают славную мозаику. Новые постановки Бутусова отличаются тем, что на сцене в любой момент могут сменить декорации, причем настолько резко и необычно, что легко потерять только казалось бы нащупанную нить. Но зрителей подобное развитие событий не удивляет. По крайней мере тех, кто знаком с «Чайкой».

Но «Макбет» отличается от предшественника тем, что это работа выполнялась режиссером, ставшим к этому моменту художественным руководителем театра, а значит, никаких ограничений и полная свобода действий. Если обратиться к предыдущим московским постановкам Бутусова, становится очевидным, насколько они были притеснены требованиями худруков к сокращениям. А что из них могло бы выйти, получи автор такую же свободу, какую он имеет сейчас.

Эта постановка для него как возможность провести любые эксперименты, смешать что-то новое с чем-то привычным, удивить, расширить границы возможного до предела, если таковой существует.

Вторая часть в названии «Кино» тоже взята не случайно. Для Бутусова кино – это его способ выразить мысли. Ритм действия порой столь быстр, что за ним очень сложно уследить, каждый новый эпизод словно вспыхивает как кадр на экране телевизора. В качестве музыкального сопровождения можно услышать музыку от классики до Виктора Цоя, которую в обычных условиях не додумался бы соединить ни один режиссер-постановщик. В «Чайке» режиссер воспевал театр как искусство. В «Макбете» как искусство воспевает кино.

Сцена из "Макбета"

В постановках Бутусова зритель может ожидать в любой момент самые удивительные вещи

Театральная неразбериха

Постановка Бутусова о неожиданно попавших в кино людей, которые совершенно не знают, что теперь делать. Они скорее похожи на дураков, чем на обычных людей, знающих каждое следующее свое действие. Они играют и веселятся как только могут, что приводит к таким последствиям, от которых голова кругом и еще меньше мыслей по поводу выхода из ситуации. «Макбет», как и другие постановки Бутусова является воплощением театра абсурда, но при этом в жизнерадостных красках. Только на этот раз сумасшествие в спектакле приобретает вселенский размах. Главной движущей силой спектакля является Леди Макбет в исполнении Лауры Пицхелаури. Именно она является тем самым центром Вселенной, благодаря которой спектакль живет и дышит. Если с заумным выражением лица и с самым занудным подходом к постановке спектакля разбирать «Макбета», выдирая из него все странные и кажущиеся лишними детали, подлинно бутусовские, из каждого действия останется только один эпизод. И в каждом из них будет участвовать Леди Макбет. Именно в этих эпизодах весь смысл постановки, которая в этот раз созвучна времени, такому яркому и неспокойному. Именно такой ее хотел видеть автор.